Спасти Арал и получить Нобелевскую премию

Еще каких-то тридцать лет назад утомленный пустынной дорогой путник вдруг застывал в изумлении и тер воспаленные от песка глаза. Что это? Мираж? Потому что перед ним вдруг открывалась безграничная водная гладь, сливающаяся с небом – Аральское море

Еще каких-то тридцать лет назад утомленный пустынной дорогой путник вдруг застывал в изумлении и тер воспаленные от песка глаза. Что это? Мираж? Потому что перед ним вдруг открывалась безграничная водная гладь, сливающаяся с небом – Аральское море

Сейчас этого чуда природы больше не существует. С этим смирились ученые, а политики прочертили по дну высохшего моря государственные границы.

В рамках VIII Невского международного экологического конгресса прошел «круглый стол» «Современные проблемы и возможное будущее Аральского моря», организованный Санкт-Петербургским научным центром Российской Академии наук, мажилисом Казахстана и секретариатом совета Межпарламентской ассамблеи СНГ.
Корреспондент Sputnik Лев Рыжков понаблюдал за работой «круглого стола», пообщался с его участниками и, кажется, узнал ответ на вопрос: можно ли оживить Аральское море?
Наедине с бедой
Когда-то Аральское море считалось четвертым по площади озером мира — после Каспия, озера Верхнее на границе США и Канады и озера Виктория в Африке. Причем согласно уточненным данным со спутников оказалось, что Аральское море все-таки больше Виктории. И, стало быть, являлось третьим озером мира.
Арал — иллюстрация того, насколько велико отрицательное влияние человека на природу. Море исчезло именно в результате безответственной хозяйственной деятельности. И это, кажется, никто не оспаривает.
Проблемы начались еще при СССР. Например, высохший Арал можно увидеть в знаменитом фильме «Игла» с Виктором Цоем в главной роли. Проблема такого масштаба подлежала решению, конечно же, на союзном уровне. Но в конце 80-х ничего, по сути, сделано не было. Довлела инерция распада. И в 1991 году независимые государства Центральной Азии остались, можно сказать, наедине с бедой.
Что-то, конечно, делалось. Например, в 1993 году главы пяти государств региона создали Международный фонд спасения Арала (МФСА). С тех пор ведутся переговоры, подписываются документы, проводятся межправительственные заседания. Каждый год в Фонде меняется страна-председатель. В этом году главный по спасению — Туркменистан.
Каждая страна в меру сил пытается что-то отрегулировать, самостоятельно решить ту или иную проблему из бесконечного перечня.
В период с 2004-го по 2010 год на дне высохшего моря проводились научно-исследовательские экспедиции. Но, как отметил на «круглом столе» директор Научно-информационного центра Межгосударственной координационной водохозяйственной комиссии Виктор Духовный, новых экспедиций не проводилось уже семь лет. А процессы в высохшем море идут. Многие из них необратимы.
Кстати, как подчеркнул Духовный, Аральское море еще живет. Но уже в другом качестве. Например, полным ходом на бывшем дне идет процесс почвообразования. Это удивительный факт. Кроме того, идет процесс самозарастания. На бывшем дне сейчас производят посадку саксаула, других пустынных растений. Таким образом окультурено 272 тысячи гектаров.
То есть море живет. Но жизнь эта непредсказуема. Это феномен, нуждающийся в масштабных исследованиях. Потому что не один Арал высыхает. Есть еще Соленое озеро в американском штате Юта, есть озеро Чад в Африке. Там идут те же процессы, но немного по-другому.
Проекты и решения
На сегодняшний день на рассмотрение МФСА и правительств стран региона представлено 72 проекта. На стадии реализации находятся 12 из них.
Первые шаги еще в 1992 году сделал Казахстан. Тогда была возведена насыпная дамба в проливе Берга. Она позволила удержать уровень воды. Не прошло и десяти лет, как ее смыло. Но взамен первой дамбы возвели более современную. Эти действия позволили удержать уровень воды в Северном Арале. И там снова появилась рыба. Притом в таких количествах, что рыболовный промысел снова стал актуален для местных жителей.
Но к истории этой дамбы мы еще вернемся.
А вот — другие проекты. Один из них, например, организация автопробега. Другой — разведение куликов. Третий — развитие народных промыслов и повышение культурной грамотности населения, чтобы отвлечь его от браконьерства. Уделяется внимание и развитию целебных источников. Существует и проект сброса дренажных и коллекторных вод в южный Арал. Сейчас эти воды идут в Сарыкамыш.
Дамба за свой счет
На «круглом столе» очень эмоционально выступил заведующий лабораторией солоноватоводной гидробиологии Зоологического института РАН Николай Аладин.
«Братья и сестры! — обратился ученый к собравшимся. — Исследования нашей лаборатории сжимаются как воды Аральского моря. Но между тем Арал можно спасти. Правда, полноводным морем он если и станет, то еще не скоро».
Наиболее жизнеспособен, по словам ученого, Северный Арал. В нем, например, есть рыба, которой в Южном Арале уже не будет никогда. Северный Арал находится в юрисдикции Казахстана. И поэтому надо принять взвешенное межгосударственное решение. Возможно, Узбекистану стоит отказаться от поддержания пяти маленьких водоемов в дельте Амударьи, которые летом просто испаряются, как на жаркой сковородке. Целесообразней направить эту воду в Западный Арал.
Николай Аладин принимал непосредственное участие в строительстве дамбы в проливе Берга в 1992 году.
«Строили ее из рулонов тростника, из камней, глины, по технологиям каменного века, — вспоминает ученый. — Тем не менее задача оказалась выполнена — рыба вернулась. Этот опыт показал, что воду нужно удерживать, не давать ей растекаться. В 1999 году дамбу прорвало. Сейчас, благодаря президенту Казахстана, акиму области и другим неравнодушным людям, дамба снова стоит. Теперь уже современная, настоящее чудо XXI века».
Однако, по словам ученого, осталось сделать еще несколько дамб. Одну из них ученый готов возвести за свой счет.
«Она достаточно примитивная, и денег на ее возведение хватит даже лично у меня, — сказал Аладин. — Плюс нужна еще одна дамба, но серьезная и современная. Тут уже моих денег, конечно, не хватит».
Основания для сдержанного оптимизма, по словам ученого, есть. Это и то, что в Арале появился маленький рачок, которым питаются рыбы. А, стало быть, можно ожидать их прироста.
Это, наконец, и то, что в ходе визита президента Узбекистана Шавката Мирзиёева в Казахстан он обсуждал с Нурсултаном Назарбаевым проблемы Арала. Это, по мнению, ученого, свет в конце тоннеля.
Конечно, прежним Арал уже не будет. Узбекский, Западный, останется соленым и безжизненным. А казахстанский, Северный, станет почти пресным.
«А вот России Арал не нужен, — признался ученый в беседе с журналистом Sputnik. — Сейчас, прямо из-за «круглого стола», я еду в институт. Там меня, может быть, снимут с руководства лабораторией. Почему? Потому что я занимаюсь Аральским морем. А мне говорят: «Кому оно здесь нужно!». Но вот увидите: я его спасу. И, может быть, еще Нобелевскую премию за это получу!».
Запасной космодром
В кулуарах конгресса автор этих строк познакомился с членом Общественного экологического совета при губернаторе Ленинградской области Сергеем Лисовским.
«Я «заболел» Аралом еще в 1987 году, — признался Сергей Анатольевич. — Я служил на флоте. Как раз на Аральском море. И я застал его еще нормальным, полноценным морем. По нему ходили суда, курсировали торпедные катера, отгоняя гражданские корабли от секретного острова Возрождение. А потом это красивейшее море стало умирать».
По словам Лисовского, не все факты об Арале открыты. Так, например, не все знают, что именно Аральское море служило «запасным космодромом» для приводнения посадочных капсул космических кораблей. Аральское море, по сути, было посадочной площадкой для Байконура. И в этом была его уникальность и значимость.
Не все места в Аральском море имеют добрую славу. Например, зловещий остров Возрождение, где испытывали бактериологическое оружие. Но, по словам эколога, надо понимать, что там, где разрабатывается яд, делается и противоядие. И как раз во время тех зловещих испытаний СССР был максимально защищен от биологической угрозы. А сейчас ни одна из стран региона, и даже Россия, похвастаться ничем подобным не может.
«А для России важен Арал?» — спросил корреспондент Sputnik у Сергея Лисовского.

«Многие могут мне возразить, — сказал специалист, — но экология — понятие трансграничное. Отсутствие водного зеркала в пустыне очень серьезно изменило климат. А эти изменения не признают государственных границ. Пыльные бури, суровые зимы, испепеляющее лето — все это звенья одной цепи».

Источник: https://ru.sputniknews.kz

имени 36
  • имени 38
  • имени 39