Куда текут реки

Казахстан, располагаясь в низовьях основных трансграничных бассейнов, имеет ограниченные водные ресурсы. В связи с этим очевидно, что охрана водных ресурсов трансграничных рек – вопрос национальной безопасности. О том, почему стране постоянно грозит дефицит воды, говорили в ходе заседания «круглого стола» в Мажилисе.

141553-preview-image

Обсуждение состоялось в рамках Комитета палаты по международным делам, обороне и безо­пасности под председательством Мухтара Ермана. В заседании приняли участие вице-спикер Мажилиса Владимир Божко, депутаты, представители гос­органов, международных организаций, акиматов ряда областей, а также эксперты. Открывая заседание, председатель комитета Мухтар Ерман подчеркнул актуальность рассматриваемой темы в свете выступления Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева­ о важности рационального управления водными ресурсами транс­граничных рек на «круглом столе» лидеров форума высокого уровня «Один пояс – один путь» в Пекине в мае 2017 года. В связи с этим Мухтар Ерман напомнил, что особое место в политике государства занимают вопросы взаимодействия с соседними странами по совместному использованию и охране трансграничных водных ресурсов. При этом Казахстан является активным сторонником решения всех существующих в сфере трансграничных водных ресурсов вопросов в соответствии с международно-правовыми нормами.

Подробно о том, как обстоят дела с трансграничными реками, депутатам доложил первый вице-министр сельского хозяйства РК Арман Евниев. Итак, «речные» взаимоотношения, порой не всегда простые, складываются у нас с Россией, Кыргызстаном, Узбеки­станом и Китаем. В сухом остатке картина следующая – среднегодовой сток трансграничной с Россией реки Урал и его притоков постоянно уменьшается в связи с заилением русла и разрушением береговой линии водной артерии. Есть проблемы с трансграничными с Кыргызстаном Чу и Таласом – там прогнозируют сокращение водных запасов на 40% в течение ближайших 50 лет. Время от времени возникают «моменты» с Узбекистаном. По информации Армана Евниева, Минводхозом Узбекистана не обеспечена подача воды по каналу «Достык» в Мактааральский район Южно-Казахстанской области в соответствии с заявкой казахстанской стороны. Более того, с Узбекистаном нет двустороннего соглашения по совместному использованию и охране трансграничных рек и эксплуатации межгосударственных каналов. Есть разногласия и по сбросу воды из Шардаринского водохранилища в Арнасайское понижение.

Что же необходимо предпринять?

– Необходимо подписание нового четырехстороннего соглашения об использовании водно-энергетических ресурсов бассейна реки Сырдарьи. Совмест­но с узбекской стороной принять меры по обеспечению необходимой проточнос­ти воды к гидропосту Акджар выше водохранилища Бахри Точик, обеспечить выполнение «дорожной карты» по вопросам сотрудничества в сфере водных отношений между Казахстаном и Узбекистаном, утвержденной первыми замес­тителями премь­ер-министров Казахстана и Узбекистана в сентябре 2017 года. И обеспечить подписание двустороннего соглашения по использованию транс­граничных рек между Республикой Казах­стан и Республикой Узбекистан, – предложил пути выхода из сложившейся ситуации Арман Евниев.

К сожалению, в вопросах транс­граничных рек у Казахстана невыгодная позиция в силу гео­графического положения. Истоки рек формируются в сопредельных государствах, которые используют воду по своему усмотрению, а первыми возникающие проблемы ощущаем мы. Пример тому – Аральское море. Поэтому, отметил принявший участие в заседании заместитель министра иностранных дел РК Галымжан Койшыбаев, мы очень надеемся, что Кыргызстан возобновит свое участие в Международном фонде спасения Арала (МФСА), участие в котором заморозил несколько лет назад. Исполком МФСА не собирался на протяжении 9 лет, и лишь 30 января 2018 года состоялось заседание организации.

– Оно было связано с переходом председательства к Туркмени­стану и тем, что в Узбекистане изменилась ситуация, поэтому удалось провести мероприятие. Немного приоткрывается дверь к тому, чтобы аральскую проблему начинать обсуждать на всю нашу пятерку стран, – сказал Галымжан Койшыбаев.

Непросто дела обстоят и с Китаем. В настоящее время с Поднебесной подписана масса всевозможных документов по рекам, но только с КНР до сих пор нет соглашения по вододелению. В результате, сказал Арман Евниев, уменьшаются поступления воды по водотокам Ертыс и Иле в Казахстан вследст­вие увеличения водозаборов на китайской территории, а это, в свою очередь, влечет снижение выработки электроэнергии кас­кадом водохранилищ в Иртышском бассейне и уменьшение площадей затопления поймы реки Ертыс в Павлодарской области, а также нехватку поливной воды сельхозтоваропроизводителям в Илийском бассейне и негативные экологические последствия для озера Балхаш.

– Необходимо заключить сог­лашение о делении водных ресурсов трансграничных рек с учетом потребностей отраслей экономки Казахстана и потребностей экосистем бассейнов указанных рек, – сказал Арман Евниев.

Впрочем, Америку депутатам вице-министр сельского хозяйства не открыл. Они и сами знают, что необходимо предпринять, чтобы преломить ситуацию. Но тут есть проблема – кадровый дефицит отрасли. Депутат Мажилиса Куаныш Султанов считает, что Казахстан слабо подготовлен к переговорам с КНР по водным ресурсам и использованию транс­граничных рек. А Куаныш Султанов знает, о чем говорит, ведь с 1995 по 2001 год он являлся послом Казахстана в КНР. По его словам, китайские специалисты перед переговорами тщательно изучают профессиональный «кейс» казахстанских коллег и к переговорам приступают во всеоружии.

– Я знаю не понаслышке, как китайская сторона изучает вообще любую проблему, и особенно весь потенциал по нашей стране: чем мы владеем, географические, физические и людские ресурсы. Они, когда готовят своих переговорщиков, начинают с изучения той страны. И этих переговорщиков они через год не меняют. Мы не изучаем китайские гидромелиоративные технологии. Мы просто владеем цифрами. Переговорщики должны быть компетентными, грамотными, тогда Китай начнет уважать нас. При пограничных переговорах нам удалось именно таким образом их убедить, – сказал депутат.

По его мнению, сегодня перед Казахстаном остро стоит вопрос кадрового обеспечения сферы мелиорации.

– Нам надо серьезно заниматься вопросами подготовки кадров. Готовить специалистов в китайских гидрозаведениях, чтобы они знали их специфику. А то наши переговорщики даже не знают, как построен канал Ертыс, – посетовал Куаныш Султанов.

Мажилисмен Юрий Тимощенко напомнил о том, что в 2016 году Институт географии разработал методику вододеления на транс­граничных реках для руководства по определению доли водных ресурсов для РК и КНР, поинтересовался, как они используются в переговорах РК и КНР.

– Это наша разработка, но мы пока не можем убедить Китай делить воду по нашей методике, – ответил директор депар­тамента трансграничных рек Министерства сельского хозяйства Игорь Коваль.

В том, что казахстанские чиновники работают недостаточно активно, коллегу поддержал и депутат Бактыкожа Измухамбетов.

– С 2008 по 2010 год, когда я работал акимом двух западных регионов, казахстанское Правительство направило письмо в адрес российского с предложением о создании фонда по спасению реки Жайык. Наша страна брала на себя создание этого фонда. Но прошло 10 лет, и только сейчас этот вопрос снова поднимается, – сказал он. 

АВТОР:
Лаура Тусупбекова